Вылечить туберкулез до освобождения

Каждую неделю фтизиатры ГСИН проводят совместный консилиум со специалистами из Национального Центра фтизиатрии. Обсуждают сложные случаи, состояние пациентов и схемы лечения. В пенитенциарной системе созданы все условия для успешного излечения больных от туберкулеза. Заключенные своевременно принимают лекарства, находятся под постоянным наблюдением мед. персонала, много отдыхают и хорошо питаются.  Именно поэтому многим из них удается победить болезнь.

Гульсара Куканова лечит больных туберкулезом в пенитенциарном секторе почти 20 лет. Начинала в 3-й колонии фтизиатром, потом перешла работать в 31-ую. Сейчас Гульсара Канатбековна старший инспектор медицинской службы, она координирует вопросы фтизиатрии в ГСИН.

«В 2001 году, когда я только пришла работать в ГСИН каждое дежурство умирало по 13-14 туберкулезных больных. Каждое дежурство, представляете?! В то время, если общая смертность за год была например-750 заключённых, то от ТБ из них умирали около 600 человек. Отчета за 2020 год пока нет, но за 9 месяцев могу сказать, что всего туберкулезных больных получающих лечение – 81 человек, новых случаев – 39, умерло от ТБ 2 заключенных».

Гульсара Куканова, старший инспектор по фтизиатрии ГСИН:

В большинстве случаев больные туберкулезом заключенные получают лечение в 31-ой колонии. Это больница строгого режима с палатами, отделениями и мед. персоналом. В зависимости от формы туберкулеза пациент проходит лечение в соответствующем отделении.

Гульсара Куканова, старший инспектор по фтизиатрии ГСИН:

«Заключенных с подозрением на туберкулез начальники медсанчастей записывают в специальный журнал. Кашляющие сдают анализ мокроты на Xpert. Если анализ положительный или есть подозрение на туберкулез, заключенных отправляют в 31-ю колонию. Там есть диагностическое отделение, им сразу делают рентген и берут двукратно мокроту. Еженедельно, по четвергам, поступает обычно 15-16 человек из разных колоний с подозрением на ТБ. Рентген и все анализы делают до вторника. Во вторник у нас проходит внутренний консилиум. По каждому больному консилиум принимает решение. Для чувствительного ТБ мы получаем лекарства из НЦФ, а для устойчивого у доноров».

Осужденных с туберкулезом лечат и в СИЗО, там камерная система. Например, в СИЗО-1 г. Бишкек больным выделено крыло на 2-м этаже. Также специальные камеры для больных туберкулезом есть в женской колонии №2 в селе Степном и в СИЗО-5 города Ош. В Нарыне и Караколе также возможно спец. содержание, однако больных туберкулезом там выявляют редко.

Помимо качественного и своевременного лечения, заключенные хорошо питаются и много отдыхают. Эти факторы в борьбе с туберкулезом играют немаловажную роль. В рацион больных входят: творог, яйца, сливочное масло.

Во сколько обходится питание заключенных в сутки в зависимости от категории:

В лечении, ГСИН руководствуется протоколами Минздрава и Национального центра фтизиатрии. Заведующая отделением множественной лекарственной устойчивости НЦФ Елена Жданова уже 7 лет является постоянным членом консилиумов по пенитенциарному сектору. По словам Елены Васильевны, успех в лечении зависит только от желания больного победить туберкулез. Если пациент сотрудничает, исправно выполняет предписания врачей и не бросает принимать лекарства, как только ему стало легче, то вероятность излечения очень высока.  Если лечиться он не хочет, то не в гражданском, ни в пенитенциарном секторе его никто не может заставить принимать препараты. Раньше с такими осужденными работал психолог из международной организации, но программа закончилась и теперь всю серьезность последствий отказа от лекарств заключенным разъясняют сами врачи.

«За эти годы успехи в лечении больных заключенных грандиозные! В первую очередь, благодаря международным организациям. Они и больницу отстроили и инфекционный контроль внедрили. Эффективность также обусловлена тем, что гражданский сектор и пенитенциарный работают в одном ключе. Коммуникации у нас постоянные. Особенности контингента, конечно, есть, у них часто встречаются сопутствующие заболевания, например гепатит С. Тем не менее, показатели излечения высокие, бывает, что выше, чем в гражданском секторе. Все что касается лекарственно устойчивого туберкулеза однозначно решает консилиум. Лечение длительное и раз в 3 месяца пациент обследуется. Мы смотрим, как у него идет лечение, все ли правильно делается, нужно ли что-то из препаратов добавить. Врачи ГСИН достаточно опытные и грамотные, они проходили не один курс обучения по ведению таких пациентов».

Елена Жданова, заведующая отделением множественной лекарственной устойчивости НЦФ:

В ГСИН проводят большую работу, чтобы вылечить пациента до окончания его срока. Ведь после того, как он окажется на свободе, лечиться он скорее всего не будет. Также мала вероятность, того, что бывший заключенный вернется жить по месту прописки. Однако, Гульсара Куканова регулярно пишет в специальную группу в WhatsApp, куда включены областные фтизиатры, проверяет, встал ли больной на учет в кабинет контрольного лечения.

Гульсара Куканова, старший инспектор по фтизиатрии ГСИН: «Если больной успевает долечиться в ГСИН, это прекрасно. Если выходит по УДО или по завершению срока так и не долечившись, то, как правило, перестает принимать препараты. Поэтому идет тенденция к увеличению устойчивой формы туберкулеза. Лечение устойчивого ТБ занимает около 24 месяцев. Но, как только человек почувствовал себя лучше он чаще всего бросает. Сейчас, есть хорошие эффективные препараты, с их помощью можно вылечить и за 9 месяцев, но больные все равно бросают».

Фтизиатр Чуйского областного центра борьбы с туберкулезом Флюра Нагаева состоит в этой группе в WhatsApp. Она отмечает, что многие бывшие заключенные предпочитают остаться в столице или в Чуйской области, нежели ехать домой по месту прописки.

Флюра Нагаева, фтизиатр Чуйского областного центра борьбы с туберкулезом:

Они выходят, как правило, без документов, за время их срока удостоверения личности часто теряются. А без паспорта встать на учет они не могут. Мы можем принять без документов только очень тяжелых, при смерти и то по распоряжению директора, от ГСИН таких пациентов нет. Чтобы встать на учет в ЦСМ без паспорта, нужно хотя бы получить временную прописку у квартального. Когда заключенные освобождаются у них первые мысли, где переночевать и где взять денег на пропитание, про лекарства они мало думают. Недавно для граждан без определенного места жительства ввели специальный ИНН, по которому возможно их прикрепить к контрольному кабинету, чтобы они получали лекарства. Бывшие заключенные могли бы попытаться пройти как эта категория граждан, однако лечиться они чаще всего не хотят. Сейчас за то, что пациенты с устойчивой формой не бросают лечение им платят стипендию около 1000 сомов в месяц, некоторых это стимулирует. Раньше выплаты были и за чувствительную форму».

Чтобы убедить бывших заключенных продолжить лечение, в рамках проектов USAID проводится работа с мечетями. Когда мулла разговаривает с больным, объясняет ему, что он может заразить людей, принести им вред, бывает, что пациенты возвращаются к лечению.

Впечатляющие показатели ГСИН в борьбе с туберкулезом – пример эффективного взаимодействия фтизиатров пенитенциарной системы, специалистов гражданского сектора, а также международных организаций. Однако, и здесь есть свои проблемы. Получившие долгожданную свободу, но не освободившиеся от туберкулеза заключенные, как правило, попадают в группу потерянных для лечения больных. Причина этому – целый комплекс проблем, над которыми предстоит работать всем вовлеченным в борьбу с туберкулезом организациям.

Данная публикация стала возможной благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Красный Полумесяц Кыргызстана несет ответственность за содержание публикации, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США.