5a39d8a9dc23d5.4957414115137404579017845

Образование детей с туберкулезом

  В детском отделении Национального центра фтизиатрии лечение от туберкулеза проходят дети от 0 до 15 лет. В зависимости от формы и тяжести заболевания в стационаре они проводят по несколько месяцев, а то и больше. Среди пациентов много школьников. В НЦФ им предоставляют справку для учебного учреждения. А дальше все зависит от взаимодействия родителей и учителей, ведь четкого руководства, как ребенку с туберкулезом проходить обучение нет.

        Азиз ученик 10 класса, в стационаре он уже 2 месяца. Соседи по палате стали для него настоящими друзьями. Родные навещают его не так часто. Мальчик скучает по дому, однако, понимает, что сначала нужно закончить лечение.

«Мои родные живут в другом городе и не могут ко мне часто приезжать. Не знаю, сколько времени займет мое лечение. Сейчас я не учусь. С учителями связались мои родители и предупредили их о том, что я заболел. Мне предоставили справку для школы о том, что у меня туберкулез. На этом все, никаких заданий меня делать не просили».

Азиз, пациент

Минздравом организовано обучение для детей с туберкулезом в диспансере города Ош, в реабилитационном центре в Чолпон-Ате, также приглашают учителей по необходимости. В министерстве образования четкого алгоритма действий, что делать родителям, когда их ребенок проходит лечение, нет. Между тем, согласно законодательству, если ученик пропускает более 40 учебных дней, это около одной четверти, он остается на второй год. Поэтому родителям необходимо договориться с учителями, как ребенок будет участвовать в образовательном процессе, говорят специалисты.

BeautyPlus_20210414165647567_save.jpg

«Ситуация, в которой оказываются дети с туберкулезом попадает под семейную форму образования, родители в связи с обстоятельствами выводят ребенка из школы. На сегодняшний день закон это позволяет, но только в исключительных случаях. То есть родитель должен предоставить мед. справку, какое-то обоснование, почему его ребенок не может посещать школу наравне со всеми и почему ему требуется другой формат обучения (это если не говорить о вынужденном дистанционном формате обучении из-за пандемии). Но, при этом, он обязательно должен быть прикреплен к своей школе. На договорной основе с администрацией школы и с учителем необходимо расписать формы контроля. Например, ребенок раз в неделю предоставляет задания или контрольные за определенный период обучения. Сейчас в министерстве образования разрабатывают программу дистанционного обучения «Электронная школа». В пилотном режиме ее планируют ввести с 1 сентября. Планируется, что таким образом будут обучаться дети, которые по состоянию здоровья не могут посещать общеобразовательные организации по месту своего жительства».

Салтанат Мамбетова, ведущий специалист Управления школьного и внешкольного образования Министерства образования и науки КР

Салтанат Мамбетова, ведущий специалист Управления школьного и внешкольного образования Министерства образования и науки КР

Несколько лет назад Тахмина, проходя лечение в стационаре, обучалась по семейной форме образования. Вылечившись и вернувшись в школу, она столкнулась с неприязнью со стороны одноклассников и их родителей. Учитель рассказал детям, что у Тахмины был туберкулез, те передали папам и мамам. Никто с ней не разговаривал, ее сторонились и старались близко к ней не подходить. А на ближайшем собрании потребовали перевести девочку на домашнее обучение или вовсе исключить ее из школы. Родители забрали Тахмину из учебного учреждения и переехали в Бишкек. То, что у нее был туберкулез семья тщательно скрывает. Девочка до сих пор с ужасом вспоминает через что ей пришлось пройти и боится, что ситуация может повториться.

Айгуль Ысыкеева, детский семейный психолог:

«Это уже не стигма, это называется буллинг или травля. В этих случаях необходимо обязательное вмешательство взрослых. Ни в коем случае нельзя пускать ситуацию на самотек, мол, дети сами разберутся. Нужно пойти к директору, объяснить ситуацию, он должен провести беседу с учителями и учениками, зачастую люди даже не понимают, что они занимаются травлей. В этом случае важно называть вещи своими именами, рассказать, что ребенок не заразен, он долго лечился сильными препаратами. Простыми словами нужно объяснять даже учителям. И родителю не молчать, не бояться, не отмалчиваться, а защищать своего ребенка. Бывает такое, что дети скрывают такие ситуации от близких. Однако, задача родителя следить не только за физическим состоянием, но и понять эмоциональное состояние ребенка, причину его беспокойства и помочь ему».

В министерстве образования отмечают, что в случаях проявления стигмы и дискриминации необходимо провести расширенное родительское собрание, куда следует пригласить медика, который даст достоверную информацию о туберкулезе. Однако, практика показывает, что до этого редко доходит и ученик в дальнейшем отказывается обучаться в месте, где он столкнулся с неприязнью. Психологи отмечают, что подобные травмы преследуют ребенка всю жизнь, он вырастает неуверенным в себе, скрытным и замкнутым. Вот почему так важно открыто говорить о туберкулезе в школьных и дошкольных учреждениях.

Подготовлено проектом USAID «Поддержка пациентов с туберкулезом»

 

Данный информационный материал стал возможен благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Красный Полумесяц Кыргызстана несет ответственность за содержание публикации, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США.