Министерства и ведомства в борьбе с эпидемией туберкулеза

     За последнее десятилетие были достигнуты успехи в борьбе с туберкулезом в Кыргызстане. Однако, по данным ВОЗ за 2019 год Кыргызстан все еще находится на первом месте по заболеваемости ТБ среди стран Центральной Азии. В стране действуют несколько важных документов, которые направлены на профилактику и лечение туберкулеза. Среди них закон «О защите населения от туберкулеза», а также Национальная программа «Туберкулез V». Налаженная коммуникация между государственными органами – залог качественного и своевременного проведения противотуберкулезных мероприятий. Однако, так ли сплоченно они противостоят эпидемии?

Министерство здравоохранения и ФОМС

     Большая и самая важная часть работ по контролю за исполнением противотуберкулезных программ, стратегий и мероприятий лежит на Министерстве здравоохранения. В своем составе контролирующий орган имеет сразу несколько отделов, которые следят за исполнением законов и реализацией программ, а также отдел, который курирует вопросы туберкулеза в стране.

В 2017 году начала действовать Национальная программа «Туберкулез-V». Направлена она на сокращение избыточного коечного фонда противотуберкулезных стационаров и внедрение эффективных амбулаторных моделей лечения, в том числе устойчивых форм. Одним из важных пунктов программы является улучшение межсекторального взаимодействия между государственным, неправительственным и гражданским секторами.

Реализация программы осуществляется в 2 этапа: первый с 2017-2019г., второй этап 2020-2021г. с проведением оценки программы после первого этапа.

Мониторинг исполнения плана действий осуществляется Министерством здравоохранения и Фондом обязательного медицинского страхования при Правительстве Кыргызской Республики.

Министерство труда и социального развития

  Из-за неполноценного питания, ослабленного иммунитета малообеспеченные граждане находятся в группе риска по заболеванию туберкулезом. Особенно уязвимы женщины, подчеркивают специалисты из Министерства труда и социального развития. Заботясь о своих детях, они готовы обделить себя даже в питании. О своем здоровье заботиться нет времени и сил. В Кыргызстане пособия по малообеспеченности получают около 300 000 человек.

 

Для уже заболевших туберкулезом, специальных выплат не предусмотрено. В министерстве не делят людей по заболеваниям, и больные туберкулезом относятся к людям с ограниченными возможностями здоровья.

Выплаты для людей с инвалидностью:

  • Если больной ТБ раньше делал отчисления в Социальный фонд и платил налоги, то он может претендовать на пенсию от Соцфонда.

  • Если отчислений не было, то выплаты производятся в Министерстве Труда и Социального Развития:

    • Детям до 18 лет в случае подтверждения любой из групп инвалидности выплачивают 4000 сомов.

    • После 18-ти лет предусмотрены следующие выплаты:

    • 1 группа инвалидности 3800 сомов;

    • 2 я группа инвалидности 3300 сомов;

    • 3 я группа инвалидности 2800 сомов.

Согласно закону «О Защите населения от туберкулеза» на Министерство труда и социального развития ложится исполнение лишь одного пункта данного закона.

«Сам закон был принят в 1998 году, последние изменения внесли в 2019 году. Закон носит преимущественно декларативный характер. Не все статьи работают. В главе 2 «Гарантии государства по оказанию противотуберкулезной помощи» за нашим министерством находится один пункт – «установление обязательных квот рабочих мест на предприятиях, в учреждениях и организациях, основанных на государственной собственности, для трудоустройства инвалидов, страдающих туберкулезом». В данном направлении работает трудовой кодекс. Согласно трудовому кодексу предоставляется защита интересов людей пострадавших на производстве, тем более заболевших туберкулезом. Квотирование всего 5%. Предприятие, имеющее штат сотрудников более 20 человек должно выделять 5 процентов для лиц с ограниченными возможностями здоровья».

Чолпон Мамбетаипова, главный специалист управления по развитию Министерства Труда и Социального развития

Министерство внутренних дел

      Следуя закону «О защите населения от туберкулеза», сотрудники Министерства Внутренних дел проводят разъяснительную работу, как среди населения, так и спец. контингента. С начала года до введения карантина по республике было проведено более 2000 встреч с населением. Сотрудники милиции объясняют людям, что существуют эпидемиологические правила, нарушители которых по нашему законодательству – «Кодексу о проступках» и «Уголовному кодексу», должны нести ответственность, начиная от штрафов и общественных работ, заканчивая лишением свободы.

«Такие же беседы проводят участковые и с ранее судимыми. Участковые инспекторы при обходе участка разъясняют им правила: если вы подозреваете, что больны туберкулезом, есть симптомы, нужно обратиться в медицинское учреждение. Если вы умышленно не будете обращаться к медикам, и по вашей вине заболеют люди, вы будете привлечены к уголовной ответственности».

Марат Сапаев, инспектор службы общественной безопасности Министерства внутренних дел

В системе МВД функционируют более 40 изоляторов временного содержания. Подозреваемые проводят в них не более 48 часов до решения суда. Если суд выносит постановление об аресте, обвиняемых передают Государственной службе исполнения наказаний.

«У нас есть нормативно-правовой акт Правительства «Правила внутреннего распорядка в ИВС», там расписан алгоритм действий сотрудников. Перед тем как обвиняемый водворяется, дежурный опрашивает его о состоянии здоровья. Чем болел или болеет? В случае жалоб на плохое самочувствие или при явных признаках заболевания, когда человек кашляет, у него есть одышка, дежурный по ИВС обязан немедленно вызвать бригаду скорой помощи, а также изолировать больного в отдельную камеру. Бригада скорой помощи проводит осмотр обвиняемого. Если есть опасения, что он болен туберкулезом, решается вопрос осмотра больного в специализированном медицинском учреждении. Если подтверждается открытая форма туберкулеза, тогда мы решаем вопрос о направлении на стационарное лечение. При этом, если мера пресечения не изменена, сотрудники милиции на время хода предварительного расследования охраняют подозреваемого в мед. учреждении. Когда появляются сведения, что из открытой формы заболевание перешло в закрытую, мы решаем вопрос о переводе его в следственный изолятор».

Марат Сапаев, инспектор службы общественной безопасности Министерства внутренних дел

Государственная служба исполнения наказаний (ГСИН)

В силу специфики контингента ГСИН по вопросам туберкулеза тесно взаимодействует с другими государственными органами, в особенности с Министерством здравоохранения и Министерством внутренних дел. Всего в пенитенциарной системе страны 12 исправительных учреждений и 6 СИЗО. В 31-й колонии содержат и лечат осужденных с туберкулезом, также больных с туберкулезом лечат в СИЗО-5 города Ош, СИЗО-1 в г. Бишкек, в женской колонии №2 в селе Степном. В Нарыне и Караколе так же есть специальные камеры, однако больных туберкулезом там выявляют редко. Сейчас лечение по республике проходят 137 заключенных.

Гульсара Куканова, старший инспектор по фтизиатрии ГСИН

«Мы руководствуемся клиническими протоколами Минздрава и Национального центра фтизиатрии. Постоянно отслеживаем состояние пациентов, все препараты заключенные принимают под наблюдением. В каждой медсанчасти есть журнал длительно кашляющих. Лиц с подозрением на туберкулез записывают в него. Заключенные сдают анализ мокроты, который проверяют с помощью экспресс метода – Xpert, если результат положительный их отправляют в 31 колонию. В 31-й колонии есть диагностическое отделение. Как только больные туда попадают, им делают рентген и берут двукратно мокроту. Каждый вторник специалисты проводят консилиум в 31 колонии».

Когда заключенные выходят на свободу, не долечившись в пенитенциарных учреждениях, часто бывает, что они бросают терапию. В том случае, когда осужденные освобождаются по УДО (условно-досрочное освобождение от наказания), инспекторы ГСИН следят за тем, чтобы они принимали препараты. Если же освобождаются по истечению срока, ГСИН никак не может проконтролировать пациента, человек свободен и сам вправе принимать решения. В идеале, отбывший срок должен вернуться домой, по месту прописки, и встать на учет к фтизиатру.

«Если он прописан, например, в Джалал-Абаде, но остался в Бишкеке, как его искать? У нас даже случаи бывали, когда человек освобождается, ему международные организации сезонную одежду покупают, потому что задержали его летом, а он зимой освободился. У него даже сапог нет. Потом смотрят адрес прописки, он живет в другом городе. Они его на такси сажают, дают деньги на дорогу, говорят водителю, отвезите его домой. Больному на руки дают все копии выписки, последний рентген, чтобы без проблем на учет встал. А он ждет, когда представители организации уедут, потом таксисту говорит, давай мои деньги, я здесь остаюсь. И все, дальше мы не знаем, где он. Спец. контингент отличается таким поведением. Я даже создала группу в социальных сетях, в которую входят областные фтизиатры, я пишу им фамилию, что такой-то освободился тогда-то, проживает по адресу… прибыл ли он на место? Очень часто слышу в ответ, что такого-то не было. Специалисты USAID даже привлекли мечети. Сейчас многие в мечеть ходят и там, когда мулла с бывшими заключенными разговаривает, выясняется, что человек не продолжает лечение. С ним проводят беседу, говорят, что он заражает людей. Это довольно эффективный метод».

Гульсара Куканова, старший инспектор по фтизиатрии ГСИН

Государственная пограничная служба КР

Как отметили в пресс-службе ведомства, пограничная служба не занимается мероприятиями по снижению бремени туберкулеза в Кыргызстане.

Государственная служба миграции при Правительстве Кыргызской Республики

Алыбек уже сбился со счета, сколько раз побывал в миграционной службе с просьбой проверить его статус. Год назад его депортировали из Российской Федерации. Молодой человек трудился на стройке, когда вдруг почувствовал себя плохо. За месяц до этого появились кашель и постоянная усталость, Алыбек посчитал, что это грипп. На поход к врачу не было ни времени, ни денег. Ему нужно было трудиться, чтобы высылать деньги маме и сестрам. Отец ушел из семьи много лет назад, и он стал основным кормильцем. Когда у Алыбека поднялась температура, он все же обратился к медикам. По результатам обследования ему поставили диагноз – туберкулез. Молодого человека депортировали. Он плохо помнит, как сотрудники миграционной службы РФ зачитывали ему статью, по которой его принудительно отправляют на Родину. Совсем недавно знакомые рассказали ему, что в случае выявления туберкулеза депортация из России пожизненная.

 

Нам удалось связаться с бывшим специалистом информационного отдела Государственной службы миграции при Правительстве КР. Он рассказал, что действительно были случаи депортации из Российской Федерации наших граждан, у которых выявили туберкулез, без возможности возврата. Однако, статей объясняющих депортацию сейчас нет, поэтому трудовые мигранты могут ходить годами в информационный отдел ГСМ, проверяя, появилась ли возможность вернуться. В этом направлении информационная работа не ведется. Занимаются ли проблемами ТБ больных в других отделах неизвестно.

 

В основном, каждое министерство делает свою часть работы, предписанную программами и законом КР «О защите населения от туберкулеза». Но борьба с эпидемией ТБ станет более эффективной, если государственные органы смогут объединить свои усилия. Ведь цель у всех общая – победить туберкулез в Кыргызстане!

Данная публикация стала возможной благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID). Красный Полумесяц Кыргызстана несет ответственность за содержание публикации, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США.